Учебные материалы


Хаос и Космос 2 страница. Наступает полная тишина



Карта сайта Переход по ссылке Переход по ссылке Переход по ссылке Переход по ссылке

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...

- Всё в порядке, - говорит тренер. - Джон. Встань. Возьми микрофон.

Встаёт человек, который кричал. Это пожилой мужчина в очках, седой, со слегка заторможенным выражением лица.

- Я потрясён, - говорит он взволнованным голосом, - я не понимаю, почему ты так грубо обращаешся с людьми. Ты мог объяснить девушке, как обращаться с этим пакетом, не оскорбляя её и не превращая каждый её шаг в посмешище.

- Понял, Джон, - говорит тренер, садясь на свой стул, - но давай разберёмся. Мария хочет блевать. Мы дали ей пакет. Мы бесплатно проинструктировали её. Ты чувствуешь, что должен встать и защитить оскорблённую женственность. Мария чувствует, что должна вот-вот вырвать. Мы обращаемся с вами одинаково. Тебе даём микрофон. Ей даём пакет.

- Но меня не тошнит, - говорит Джон.

- Прекрасно! Не надо пакет Джону.

- Ты мог бы быть вежливее. Ты мог бы ей помочь.

- Конечно. Это как раз та игра, в которую Мария заставляет людей играть, когда создаёт тошноту. "Бедная Мария! Её тошнит! Бедная детка!" Когда кто-нибудь хочет поблевать на ЭСТе, мы говорим: "Прекрасно! Вот пакет. Развлекайся". Замечательно, что очень немногие в конце-концов решают им воспользоваться.

Джон неуверенно садится.

- Спасибо, Джон.

(Аплодисменты.)

- Мы забыли поблагодарить Джину, которая говорила, когда Мария собралась уходить.

(Аплодисменты.)

Теперь всё в порядке. Прежде, чем продолжить, я хочу напомнить, что я не хочу, чтобы вы верили хоть одному моему слову. Просто слушайте. Причина, по которой ваша жизнь не работает, - это то, что вы живёте механически в своих системах верований, вместо того, чтобы жить в мире актуальных переживаний.

Вы думаете, что вы глядите на реальность и делаете выводы? Нет! Вы сделали это десятки лет назад. Вы, жопы, идёте со своими выводами через жизнь, как роботы. Вы конструируете реальность через всои выводы десятилетней давности. Неудивительно, что вы все утратили живость. Неудивительно, что ваша жизнь не работает.

Смотрите. Если мы посадили крысу в лабиринт с четырьмя теннелями и свегда будем класть сыр в четвёртый тоннель, крыса через некоторое время научится искать сыр в четвёртом тоннеле. Хочешь сыр? Зип-зип-зип в четвёртый тоннель

- вот и сыр. Опять хочешь сыр? Зип-зип-зип в четвёртый тоннель - вот и сыр.

Через некоторое время великий Бог в белом халате кладёт сыр в другой тоннель. Крыса зип-зип-зип в четвёртый тоннель. Сыра нет. Крыса выбегает. Опять в четвёртый тоннель. Выра нет. Выбегает. Через некоторое время крыса перестаёт бегать в четвёртый тоннель и поищет где-нибудь ещё.

Разница между крысой и человеком проста - ЧЕЛОВЕК БУДЕТ БЕГАТЬ В ЧЕТВЁРТЫЙ ТОННЕЛЬ ВЕЧНО! ВЕЧНО! ЧЕЛОВЕК ПОВЕРИЛ В ЧЕТВЁРТЫЙ ТОННЕЛЬ. Крысы ни во что не верят, их интересует сыр. А человек начинает верить в четрёртый тоннель и СЧИТАЕТ, ЧТО ПРАВИЛЬНО БЕГАТЬ В ЧЕТВЁРТЫЙ ТОННЕЛЬ, ЕСТЬ ТАМ СЫР ИЛИ НЕТ. Человеку больше нужна правота, чем сыр.

Вы все, к сожалению, люди, а не крысы, поэтому вы все ПРАВЫ. Вот почему в течение долгого времени вы не получали сыра и ваша жизнь не работает. ВЫ верите в слишком много четвёртых тоннелей.

Это прекрасно. Поэтому вы здесь. Чтобы сломать все ваши жизнеотрицающие, сыроотрицающие верования. Чтобы вы начали понимать, что вы хотите. Мы хотим помочь вам выбросить всю систему верований, совершенно вас распотрошить, чтобы вы могли заново собраться, и ваша жизнь заработала.

Но не думайте, что это будет просто. Вы были отменными жопами десятки лет, вы знаете, что ВЫ ПРАВЫ. Вся ваша жизнь базируется на принципе вашей правоты. А то, что вы страдаете, что ваша жизнь не работает, что вы не получали сыра с тех пор, как были в четвёртом классе, - неважно. ВЫ ПРАВЫ. Ваши ёбанные системы верований - лучшее, что может создать ум или можно купить за деньги. Это правильные системы верований, а то, что ваши жизни скомканы, - несчастный случай.

Говно! Ваши правильные, умные системы верований непосредственно связаны с тем, что вы не получаете сыра. Вы лучше будете правы, чем счастливы, и вы годами бегаете по четвёртым тоннелям, чтобы доказать это.

Загрузка...

Вы знаете, что тратите время в четвёртых тоннелях потому, что иногда вы неожиданно получаете кусочек сыра. Вы вдруг чувствуете свободу, радость, живость, настолько отличные от вашего обычного состояния, что думаете, уж не подсыпали ли вам ЛСД в утренний кофе. "Ух ты! - говорите вы себе, - Это грандиозно. Это надо сохранить". И тут - БАХ! - это исчезает. Чем больше вы стараетесь вернуть это, тем хуже себя чувствуете.

ВЫ - ЖОПЫ. ВЫ НИКОГДА не сможете найти этого в том же самом месте. Великий Бог жизни в белом халате всегда перемещает сыр. Вы никогда не будете счастливы, пытаясь быть счастливыми, потому что ваши попытки полностью определяются вашей верой в том, что вы знеаете, где находится сыр. Как только у вас появляется идея о том, чего вы хотите и где это найти, вы уничтожаете шанс быть счастливым, т.к. идея или вера разрушает переживание. Да, Бетти. Встань.

Бетти, привлекательная молодая рыжая женщина.

- Я не понимаю, почему идея о том, чего я хочу, не даст мне этого получить.

- Получишь, получишь. А у тебя есть идея?

- Конечно.

- Что за идея?

- Я хочу иметь дом в деревне, чтобы жить там с детьми.

- Прекрасно.

- Но ты сказал, что идея не даст мне его получить.

- Идея не даст тебе его ощутить. Ты можешь завести дом, но, коль скоро, у тебя есть идея о том, что это должен быть за дом и что он тебе даст, ты никогда не сможешь пережить актуальные дом и, следовательно, никогда не будешь счастлива в нём. Ты потратишь время на попытки жить в вымышеленном доме и никогда не несладпшься реальной грязью не реальном ковре реального дома.

- Но я не понимаю, какое отношение это имеет к поискам сыра в четвёртом тоннеле.

- Хорошо, Бетти. Это не так просто понять, т.к. ты застряла в этом четвёртом

тоннеле очень давно. Сейчас трудно сказать, почему ты думаешь, что весь сыр

находится в доме в деревне. Многие люди, живущие в деревне, думают, что в

городе им было бы гораздо лучше. Позднее, когда мы начнём "процесс правды",

ты можешь взять темой свою неудволетворённость местом жительства и всё понять про эти дома.

- Почему я не могу верить, что жизнь в деревно будет лучше для меня и детей, чем в этом проклятом Бронксе?

- Ты можешь когда-нибудь пережить, что жизнь в деревне лучше, но пока ты делаешь это в Бронксе, ты никогда не сделаешь этого в деревне. Любая вера во что-либо убивает это. Поверил, какой дом ты хочешь, - БАХ! - нет дома. Поверил в Бога - БАХ! - нет Бога.

ПЕРЕЖИВАНИЕ, ЖОПЫ! - кричит тренер, - вы столько живёте в своимх ёбаных умах, что, вероятно, никогда не жили в доме за всю свою жизнь. Спасибо, Бетти.

(Аплодисменты.)

- Джерри. Встань.

Джерри, крупный мужчина, подстрижен ёжиком. Он, должно быть, весит около 240 фунтов и похож на водителя грузовика, но говорит легко и отчётливо.

- Это самая нелепая чушь из всего, что ты сказал.

- Что такое? - дружелюбно спрашивает тренер.

- Что вера в Бога убивает Бога.

- Точно.

- Нужно верить в Бога, чтобы в конечном счёте Его пережить.

- Нужно НЕ верить в Бога, чтобы когда-либо Его пережить.

- Но это ерунда, - говорит Джерри взволнованно, - большинство крупных религиозных деятелей в истории верили в Бога.

- ГОВНО, Джерри! Они пережили Бога, - кричит тренер и подходит к Джерри. - Ты веришь в существование людей?

- Это глупый вопрос.

- КОНЕЧНО ГЛУПЫЙ! Ты чувствуешь их непосредственно, ты их знаешь, верить совершенно ни к чему.

- Но я могу верить в Бога, а также пережить Его, - восклицает Джерри.

- Если ты переживёшь Бога, действительно переживёшь Его, то ты, вероятно, обнаружишь, что из твоего переживания нельзя извлечь никакого верования.

- Святой Фома Аквинский написал о Боге семьдесят три тома!

- Значит у него было не слишком много времени переживать Его! Слушай,

Джерри, мне не нужны твои проклятые верования. Они не работают. Если ты

хочешь подельться со мной своим актуальным переживанием Бога, мне будет

интересно, но идеи о Боге мертвы. Они так глубоко расположены на шкале

неперживания, что менее материальны, чем призраки.

- Я верю, что Бог есть, - громко говорит Джерри, - и моя вера не уничтожает Бога.

- Для тебя, коль скоро ты живёшь в своём веровании, уничтожает. Уничтожает. Послушай, - говорит тренер и подходит к Джерри, - я расскажу тебе одну историю. Один мой приятель учился у индийского йога, существа очень высокого уровня, и однажды, после двадцатичасового поста и шестичасовой медитации, она внезапно пережил каскад ослепительного, всепроникающего света. Он был потрясён. Этот парень знал все наркотики, известные Богу и Тимоти Лири, и никогда не переживал ничего похожего на этот всеобъемлющий поток света и радости. Естественно, парень рассказал про это своему лучшему другу. Йог в это время был в Европе. "Ты видел Бога, - сказал друг с энтузиазмом. - Если ты ещё попостишься и помедитируешь, ты увидишь Его снова".

Теперь, после переживания того, что мы можем назвать Богом, у моего приятеля появились идеи о Боге - Он яркий, Он сияющий, Он всеобъемлющий. Он приходит после поста и медитации. Мой приятель стал реализовывать эти верования на практике. И что? Угадай, Джерри? Бог исчез. Мой друг постился и медитировал два года, и ничего не произошло. Конечно, у него были идеи о Боге, вера в Бога, но вы, конечно, понимаете, что он отдал бы их все за одну только минуту переживания.

Джерри полминуты молчит.

- А что сказал йог?

- Йог сказал: "Хорошо, ты видел Бога. Не ищи его там больше". Помни, Джерри.

Бог ускользает. Если мы пытаемся связать его со светом или с распятыми

парнями, или со смуглыми парнями, сидящими в лотосах, мы просто жопы.

Позднее сегодня я очень ясно вам покажу, что те вещи, в которых вы

действительно уверены, которые мы действительно знаем, очень далеки от системы верований. Люди верят только в то, чего они не знают. Призраки, летающие тарелки, воскрешение, совершенное общество, верные мужья...

- Но мы должны верить, - говорит Джек через полчаса.

- Кто это говорит? - спрашивает тренер.

- Я говорю.

- Это одно из твоих верований, Джек, одна из причин твоей заёбанности.

- Но ты веришь, что верить плохо?

- Кто это говорит?

- Я говорю.

- Это ещё одно твоё верование, Джек, ещё одна причина, по которой твоя жизнь...

- Но разве ты не веришь, что верования плохие?

- НЕТ, жопа!

- Ты веришь, что большинство верований плохие?

- Нет.

- Во что же ты веришь?

- НИ ВО ЧТО! Я уже час это говорю.

- Но веришь, что что-либо верно, либо неверно?

- Ты можешь верить, а не я.

- Ты должен верить.

- Я не верю ни одному слову, которое говорю, и не хочу, чтобы вы верили.

- А, значит ты играешь словами.

- Хорошо, Джек. Я играю словами, и моя жизнь работает, а ты веришь в слова, и они играют тобой.

- Я никак не пойму.

- Вот и хорошо. Не беспокойся об этом. Если бы ты понял это сейчас, то как скучно было бы тебе в последующие три дня.

- Но ты говорил, что я должен разрушить всё свою систему верований. Вся моя жизнь базируется на моих интеллектуальных и моральных верованиях. Вы никогда не заставите меня отбросить их. Если тренинг в этом, я этого никогда не достигну.

- Ты достигнешь, Джек, - говорит тренер, и на его лице появляется намёк на улыбку, - не беспокойся. Будь здесь, следуй инструкциям и бери, что получишь. Спасибо, Джек.

(Аплодисменты.)

- Вы все получите это, потому что я беру на себя ответственность вам это сообщить. Вы все не понимаете, что такое общение. Вы думаете, что делаете всё, чтобы кому-либо что-либо сообщить, а если он этого не понимает, то он говно. Или что вы внимательно слушаете, а если не поянли, то это вина других.

Здесь общение означает ответственность за то, чтобы другой понял твоё сообщение. Если он не понял - ответственность на тебе. А когда вы слушаете, вы берёте, что вам говорят, и смотрите, что вы сами могли к этому добавить.

Например, Том недавно назвал меня высокомерным мерзавцем. Я понял это. Предположим, что, когда он меня так назвал, я обнаружил, что испытываю лёгкую злость. Злость - это то, что я добавил. Я должен всять полную ответственность за злость. Я называю вас жопами. Прекрасно! Отметьте, что вы прибавляете к этому возмущение, злость, замешательство, депрессию, восхищение, ненависть, стыд. Что бы вы там ни прибавили - это часть вашей жопности. Вашей механичности. Взгляните. Вас возмущает, когда я называю вас жопами. Замечательно! Я вас возмущаю. Велика важность. Бывает и в лучших семьях. Только помните, что это ваше, а не моё. Я говорю слова - "вы жопы". Всё остальное - ваше создание.

* * *

Время шло. Ни один из участников не был постоянно сосредоточен. Одним из существенных качеств тренера является то, что вне зависимости от того, какими скучными или глупыми не были бы возражения, он чрезычайно внимателен. Кажется, что не только слышит слова, но и понимает их латентый эмоциональный смысл и тенденции. Вопросы и возражения возникают вновь и вновь. Некоторые дремлют, большинству недоело бесконечное обсуждение тривиальных проблем.

- РАССУДОЧНОСТЬ! Да, РАССУДОЧНОСТЬ, - кричит тренер. Он поворачивается к доске и проводит посередине горизонтальную линию. Внизу доски он пишет слово "рассудочность". Это - одна из низших форм не-переживания, - говорит он и пишет слово "не-переживание" под линией в правом углу, - все вы живёте рассудочно, следовательно - в сфере не-переживания.

- Но что нам с этим делать? - спрашивает Лестер, высокий молодой человек лет двадцати.

Не пытайтесь ничего делать. Ничего не-делание наверняка сработает, но вы этого ещё не понимаете. В действительности, в своих ошибочных усилиях достичь реальных переживаний, вы иногда поднимаетесь не несколько более высокие уровни не-переживания: решение... надежда... помощь. Он пишет эти слова над словом "рассудочность", но ниже горизонтальной линии.

- А что выше линии? - спрашивает Лестер.

- Выше линии находятся пережитые переживания. Первый шаг над линией, первая реальная форма переживания - это приятие. Если вы хотите выйти из сферы не-переживания, надо перестать рассуждать, принимать решения, надеяться и принять то, что есть. Не больше, не меньше. Принять то, что есть. Когда вы это делаете - включается лампочка переживания. Если нет - она выключена.

- Мне кажется, - говорит Лестер, - что любое переживание - это переживание. Что такое не-пережитое переживание?

- Поскольку всё, что вы делали десятками лет, - это не-переживание переживаний, то разницу объяснить очень трудно. Я понимаю. Давай, например, представим, что ты занимаешься любовью с женщиной.

- Давай.

- И ты рассуждаешь.

- Ох, Иисусе!

- Ты размышляешь о том, думает ли женщина, что ты её ебёшь, или это ты думаешь, что она это думает. Пка ты размышляешь, переживаешь ли ты своё переживание?

(Нервный смех.)

- Совсем не то, что я хотел бы переживать.

- Затем ты передвигаешься на следующий уровень. Ты решаешь заняться любовью с показной страстью, но без словесного общения. Пока ты решаешь, ты переживаешь?

- Нет.

- Ты надеешься, что она достигнет оргазма. Пока ты надеешься, ты переживаешь?

- Нет.

- Нет. Наверняка также, что с каждой секундой, пока ты надеешься, вероятность оргазма усеньшается. Наокнец ты решаешь пустить в ход свою замечательную сексуальную технику, свежепочерпнутую со страниц пятьдесят девять - сто сорок восемь "Радостей секса", и помочь своей подружке достичь оргазма. Пока ты занят помощью, ты переживаешь?

- Нет, когда я думаю о помощи. Но когда я действительно помогаю, это может быть прекрасно.

- Это может быть, Лестер. И если это так, то это так, потому что ты вышел за надежду, перестал надеяться и начал просто быть с женщиной, а не верить, решать, надеяться и помогать. Ты понял?

Лестер молчит несколько секунд.

- Конечно, это я понял. Он если просто быть с женщиной - это из сферы переживания, то я хочу заявить, что я иногда жил в сфере переживания.

- Это возможно, Лестер. Определённо, одна из причин, по которой секс так притягивает мужчин и женщин, та, что здесь возможны оживляющие переживания, убитые почти во всех других сферах. Но не придавайте этому значения. Большинство из вас никогда не переживало еблю. Большинство из вас, жоп, не еблось с шестнадцати лет. Мне всё равно, сколько раз вы перепригивали с одной постели на другою. Вы ебётесь в уме. Одна из причин, по которой жопы стремятся к новым связям, та, что они не способны получить полного удовлетворения с одним человекаом и думают, что может получится с двадцатью.

Проблема в том, что иногда вам удаются действительно ценные переживания - прекрасные, разделённые любовные переживания, - и что вы делаете? Вы используете их для убийства любых потенциальных подобных переживний. Вы берёте этот прекрасный разделённый опыт и кладёте его в серебрянную коробочку. Каждый раз, когда жизнь приносит вам что-либо подобное, ваш жопный ум говорит вам: "Ух! Это должно быть так же хорошо, как ито, что лежит в коробочке. Вот мы посмотри!" Вы открываете коробочку и смотрите. Вы тратите столько времени на сравнения, что никогда не переживаете того, что происходит здесь и сейчас.

- Я понял, к чему ты клонишь, - говорит Лестер, улыбаясь, - но разве жизнь не является смесью переживания и не-переживания?

- НЕТ! НЕТ, будь ты проклят! Кто когда-нибудь слышал про слабо пережитую боль в заднице? Ты либо чувствуешь её, либо нет.

Смотри. Вот другие виды переживаний, кроме приятия. Следующее - это присутствие, или наблюдение, - и Дон пишет эти слова над словом "приятие". - Дальше - участие, или разделение и, наконец, то, что мы называем "сотворение". Не думайте обо всём этом сейчас. Всё это из сферы полностью пережитых переживаний. Это всё, что вам сейчас надо знать.

Теперь, если ввести шкалу на сто делений, то можно сказать, что рассуджение

- это минус восемьдесят по шкале не-переживания. Решение - это минус двадцать. Надежда - минус десять и помощь - минус пять. С другой стороны, приятие - это, скажем, плюс пять и сотворение - плюс сто. Поняли? Как нам теперь перейти от минуса к плюсу?

- Через ноль, - быстро отвечает Лестер.

- Правильно! Через ноль. Вы должны пройти через ничто, - Дон пишет слово "ничто" на горизонтальной линии. - Вы должны пройти через ничто. Я хочу, чтобы вы поняли: либо переживание, либо не-переживание. Либо плюс, либо минус. Лампочка либо включена, либо выключена. И чтобы попасть из не-переживания в переживание, вы должны пройти через ничто.

* * *

Сэнди поднимает руку.

- Так, - говорит он, хмурясь, - ты настаиваешь, что если этот тренинг научит нас перестать пытаться измениться, то мы изменимся.

- Не то, Сэнди, - говорит тренер и отхлюбывает из своего термоса. - Я уже говорил, что вы ничего не получите от этого тренинга, ничего не изменится. Как говорится в наших проспектах: "Целью ЭСТа является трансформация вашей способности переживать жизнь, чтобы ситуации, которые вы пытаетесь изменить, прояснились в прецессе самой жизни". Я предупреждал, что "трансформация" не означает "перемена". В этом контексте это означает нечто вроде "трансмутации" или "изменения субстанции" вашей способности переживать жизнь. Перемена включает только изменение формы. Мы говорим о чём-то таком же радикальном, как разница между плюс единицей и минус единицей. Переход от минус одного к плюс одному - это поворт на сто восемьдесят градусов. Это - трансформация вашей способности переживать жизнь. И чтобы попасть из менус одного в плюс один, вы должны пройти через ничто.

- Я думаю, что семанические различия не так уж важны. Важно, что мы можем надеяться на перемены.

- Нет, я не хочу, чтобы вы надеялись на перемены! Я не хочу, чтобы вы менялись. Вы хороши такими, какие вы есть. Оставайтесь в зале и берите, что получите, а потом сможете сказать, перемена это или нет.

Наши ягодицы болели, наши плечи болели, животы урчали, мочевые пузыри надувались, мы начинали чувствовать, что если ещё раз услышим слово "переживание", то попросим слова и заорём. Как проклятый тренер может столько говорить? Почему я не могу выкурить сигаретку? Сколько это может ещё продолжаться? Они что, нарочно сделали стулья такими неудобными? Почему бы всем нам, жопам, не согласиться со всем, что говорит Дон и не устроить перерыв?

-... Энди, расскажи мне о чём-нибудь, что ты действительно знаешь, - просит тренер.

- Я знаю как боксировать, - говорит Энди, коренастый молодой человек лет двадцати.

- Отлично. Как ты боксируешь?

- Встаю в стойку, поднимаю перчатки, слежу одновременно за корпусом и руками противника. Потом...

- Отлично. Но как же ты боксируешь?

- Держу левую у лица, вот так, правую чуть ниже. Потом... боксирую?

- Но это я и хочу знать - как боксировать?

- Я могу дать урок?

- Но как я буду боксировать?

- Слишком долго объяснять.

- Сколько?

(Тишина.)

- Несколько лет.

- Я-то думал, что ты действительно знаешь, как боксировать, а тебе, оказывается, надо несколько лет, чтобы объяснить.

- Может и больше.

- Спасибо, Энди (аплодисменты). Я хочу, чтобы вы рассказали мне о том, что вы действительно знаете. Таня?

- Я знаю, как петь, - говорит Таня.

- Отлично. Расскажи мне, как поют.

Таня смотрит на тренера.

- Ты открываешь рот, - нет, - вот так, - и Таня приятным сопрано поёт две первые фразы "Аве Мария". - Вот так поют.

(Все громко аплодируют.)

- Отлично, - говорит тренер, - но как ты поёшь?

- Я не могу объяснить словами.

- Ты хочешь сказать, что ты это знаешь и не можешь объяснить?

- Только не пение.

- Спасибо, Таня. Джед?

(Аплодисменты Тане.)

Джед, полный пожилой человек в мятом пиджаке.

- Я знаю как ходить.

- Отлично, расскажи, как ходят.

- Примерно, так, - говорит Джед и ходит вперёд и назад по проходу.

- Я вижу, но как ты ходишь?

- Сперва поднимаю одну ногу, потом другую.

- Отлично, но как ты ходишь?

- Поднимаю левую ногу, сгибаю колено, переношу вес, ставлю снова на пол (Джед очень внимательно изучает свои ноги), закрепляю, начинаю сгибать правое колено...

- Хорошо, но как ты ходишь?

Джен смотрит на тренера.

- Я показал.

- Я видел, как ты ходил, но я хочу знать, как ходить.

- Я говорю: "Поднимаю левую ногу..."

- Но как ты поднимаешь левую ногу?

- Иисусе, я не знаю как.

- Я-то думал, что уж это ты знаешь.

- Знаю, чёрт подери, но как об этом сказать?

- Спасибо, Джед (аплодисменты). Кто ещё? Билл?

Билл, разбойничьего вида мужчина с пышными усами и копной волос. Он улыбается.

- Что ты знаешь? - спрашивает тренер.

- Я знаю, как быть жопой.

(Смех.)

- Отлично, - говорит тренер, - расскажи, как быть жопой.

- Вступить в разговор с тренером.

(Смех.)

- Но как быть жопой?

- Нет проблем, будь собой!

Дон тоже улыбается:

- Но как мне быть жопой?

- Я сказал, будь собой.

- Нет, Билл, это не работает. Так уж получается, что когда становишься собой, преращаешь быть жопой. Но спасибо, что поделился. (Аплодисменты). Смотрите, когда вы действительно что-то знаете с полной уверенностью и надёжностью, то вера в это, чувства, размышления совершенно не при чём. Вы просто знаете. Вера, мысли и чувства не нужны, и слова неадекватны.

В терминах уверенности мы делаем первый шаг к чему-то надёжному, когда уходим от верований и чувств и просто наблюдаем. Когда вы выходите на уровень наблюдения, вы достигаете уровня, который мы называем реализацией - это когда вы говорите "ага"... Рик, давай, встань, бери микрофон.

Рик, невысокий плотный человек, одет в бутсы и яркопурпурную рубаху. Он говорит с явным раздражением.

- Эх... как держать эту дрянь? Так? Вы меня слышите? Я... приехал из Эль-Пасо, Техас, на этот тренинг, и будь я проклят, если я понимаю, что происходит. Вы, ребята, порете такую чушь, я ничего подобного не слыхал. Что за чертовщина - все эти уровни переживания и уровни уверенности? Что это за чертовщина - на знать, как ходить? Как я понимаю, во всём, что тут говорили, столько же смысла, как в твоих словах. Хотя и немного. Как я понимаю, верить во что-нибудь, или думать о чём-нибудь, или делать что-нибудь лучше, чем сидеть здесь, глазеть по сторонам и ждать какого-нибудь дурацкого "ага"!

(Смех и аплодисменты.)

- Я понял, Рик, - говорит тренер, - мы говорили об уровнях уверенности, верно?

- Будь я проклят, если понимаю, о чём ты говорил.

- Что ты делаешь?

- Я развожу скот. У меня тысяча голов лучшего в Западном Техасе крупного рогатого скота.

- Отлично. Давай предположим, что я верю, что разведение скота на убой нормально.

- Мне наплевать, что ты думаешь.

- Я сказал: предположим, что я верю. Следующим уровнем уверенности будет то, что разводить скот плохо.

- Мне всё равно насрать.

- Правильно. Поэтому я и собираюсь написать губернатору Техаса донос на тебя.

- Желаю удачи, - говорит Рик с ухмылкой, - губернатор Техаса бьёт за неделю больше скота, чем я за год.

(Смех.)

- Я чувствую, что убивать скот жестоко.

- Чувствуй, что хочешь.

- Теперь, Рик, что будет, если я перестану верить, думать, делать и чувствовать и просто приеду к тебе на ранчо посмотреть?

- У тебя появляется здравый смысл.

- Правильно. А теперь посмотри на диаграмму уровней уверенности.

Рик глядит на левую доску, на которой обозначены уровни уверенности - "верить", "думать", "делать" и "чувствовать" - под горизонтальной линией и "наблюдение", "реализация", "уверенность в не-знании" и "естественное знание" - над ней. Список аналогичен написанной на другой доске диаграмме уровней переживания.

- Да, я вижу.

- Вот о чём она говорит. Чем выше мы поднимаемся по шкале, тем надёжнее наше знание. Высший уровень уверенности - это естественное знание. Так, Джед знает, как ходить, а Таня, - как петь. И ты видишь, что низшая форма уверенности лежит в сфере веры.

- Это, наверное, зависит от веры?

- НЕТ, жопа, ВСЕ верования - это наименее надёжная форма знания. Вера представляет собой неуверенность. Люди верят в Бога, так как не имеют реальных сведений о нём. Где есть естественное знание Бога, нет нужды в вере. Высшая форма уверенности - это когда ты знаешь что-то настолько естественно определённо, что не можешь описать словами.

- Да, я понял, - говорит Рик, - поэтому мне и казалось, что все эти разговоры - один навоз.

- Это навоз. Всё, что я говорю, - навоз. Я ведь несколько раз предупреждал, не так ли?

- Ну да?

- Я говорил, что не верю ни одному своему слову.

- Зачем же тогда говоришь?

- Зачем ты перекачиваешь грязную воду из пруда в стойло?

- Чтобы вычистить говно.

- Понял теперь? Поэтому я и лью на вас слова, жопы.

"Хорошо, сейчас мы устроим процесс, а после этого будет перерыв."

Волна стонов, отдельные аплодисменты.

"Сперва я расскажу, как делать процесс, а после этого вы его сделаете. Я хочу, чтобы вы слушали внимательно, но НЕ НАЧИНАЙТЕ, ЖОПЫ, - НИЧЕГО ДЕЛАТЬ. Понятно? Хорошо. Сперва я дал инстукцию снять очки и контактные линзы, положить все придметы на пол и сесть поудобней, не перекрещивая рук и ног.

Я попрошу положить руки на бёдра и закрыть глаза. Потом я дам инструкцию "войти в своё пространство", что значит просто спокойно быть в своём уме, что бы это ни значило. Потом я скажу: "поместите пространство в пальцах левой ноги", и, дав достаточно времени, чтобы поместить пространство в пальцах левой ноги, я поблагодарю вас, сказав "прекрасно", "хорошо" или "спасибо". Потом я попрошу "поместить пространство в левой лодыжке". Через пять или шесть секунд я скажу: "хорошо, поместите пространство в левом колене". Такие инструкции и поощрения будут продолжаться до тех пор, пока вы не поместите пространство во всех частях вашего тела, в обеих ногах, корпусе, голове, обеих руках и плечах. Я также попрошу вас отмечать любые напряжения между глаз, в челюстях, на языке..."

Ещё минут пятнадцать тренер во всех деталях описывает предстоящий процесс и отвечает на вопросы. Напряжение в зале начинает спадать. Люди потягиваются, зевают, разминают глаза и запястья. Некоторые начинают шептаться.

"ЭЙ, - кричит тренер, - здесь нельзя разговаривать. Понятно? Заткнитесь!"

И он продолжает.

Наконец, процесс начинается.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная