Глава 28. Джоанн Гибб вспомнила, как приятельница-врач в один прекрасный момент поведала ей об аббревиатурах
Учебные материалы


Глава 28. Джоанн Гибб вспомнила, как приятельница-врач однажды рассказала ей об аббревиатурах



Карта сайтаПереход по ссылке Переход по ссылке Переход по ссылке Переход по ссылке

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...

Джоанн Гибб вспомнила, как приятельница-врач однажды рассказала ей об аббревиатурах, которые медики оставляют в истории болезни. Не о тех, что имеют отношение к кровяному давлению или частоте пульса, а о других типа ПД – «прелестное дитя». Утром первого дня трудовой недели ей ничего не приходило в голову, кроме НДЗК – «нормально для здешней конторы». Так было с любым преданным делу офицером Отдела уголовного розыска. Бледная кожа, слипшиеся уже через час после душа волосы, черные круги под глазами, морщины на лбу и возле губ, неестественно прямые плечи. Ну да, вполне НДЗК. Джоанн хмуро разглядывала свое отражение в зеркале в женском туалете. Косметика тут не поможет, требуется косметическая операция.

Если за три года работы на Стива Престона она до такой степени переменилась внешне, то что творится у нее внутри? Ей даже думать об этом не хотелось. Показав отражению язык, она отметила про себя его желтизну, появившуюся вскоре после звонка будильника, прервавшего то четырехчасовое бессознательное состояние, которое и сном-то назвать трудно. Джоанн не сомневалась, что слишком много кофе и слишком мало сна рано или поздно сделают ее язвенницей. Сигареты сводили на нет результаты аэробики, и ей оставалось только морщиться, представляя, во что алкоголь превращает ее печень. К тому же еще и любовник то и дело заводит разговоры о доме и семье. Да при такой жизни родишь разве что трехголовую обезьяну…

У мужчин все как-то иначе. Даже самые трудоголики умудряются выглядеть привлекательно-удрученными и обаятельно-задумчивыми, подобно Стиву Престону, отчего у женщин мгновенно возникает потребность привести их к себе домой и по-матерински поухаживать за ними. А вот женщины, наоборот, превращаются в стерв, которых мужчины бросают ради какой-нибудь призовой красотки. Что ж, она сама сделала выбор. Сама пришла в полицию вместо того, чтобы сидеть в банке или заниматься розничной торговлей и сохранять приличный вид. И скучать, напомнила себе Джоанн, расчесывая каштановые волосы. А что, если постричься покороче? Сотворить что-нибудь повеселее, вместо унылых патл, скрывающих прелестный овал лица сердечком?

Джоанн закрыла глаза и вздохнула. Нечего нюни разводить. Пора заняться делами и забыть обо всяких пустяках. Сложив все в косметичку и сунув ее в сумку, Джоанн подхватила со стола кучу папок, с которыми работала в субботу и воскресенье, и свободным пальцем толкнула дверь, после чего устремилась по длинному коридору в кабинет шефа.

По своему обыкновению, Стив Престон пил чай и потягивал первую за день сигару, пуская в потолок кольца дыма.

– Доброе утро, Джоанн.

По его виду легко можно было определить, что спал он примерно столько же, сколько Джоанн.

– Шеф, – отозвалась она, кладя папки на край стола и садясь напротив Стива Престона.



– Ты заснула не раньше половины третьего, – констатировал Стив.

Джоанн вытащила из сумки пачку сигарет и закурила.

– Я пыталась разобраться.

– Что-нибудь есть?

Выпуская тоненькой струйкой дым изо рта, Джоанн махнула рукой на папки.

– Я занималась Лондоном и ближними графствами. Могу взять пошире, если хотите. Знаете, было бы гораздо проще, имейся у нас централизованная база данных особо опасных преступлений, – проговорила Джоанн устало и раздраженно, кляня про себя несовершенную систему.

– Все будет, – отозвался Стив. – Будет, но только не для нас. В Канаде уже что-то подобное разработали, и наши тоже подбираются. Предполагается нечто грандиозное даже по меркам ФБР. Но пока их разработки дойдут до нас, остаются старые методы. Телефон, факс, удача. Что у тебя?

– Сплошная жуть. Не могу сказать, чтобы мне доставило удовольствие узнать, сколько изнасилований случилось в прошлом году. Кое-что я выписала для вас. Этим я как раз и занималась в половине третьего утра. – Джоанн открыла верхнюю папку и достала два листка бумаги. – Это вам.

Стив взглянул на аккуратно составленный список.

– Отличная работа, Джоанн. Хочешь, чтобы я посмотрел?

Джоанн положила другой экземпляр списка себе на колени и надела очки, которые достала из верхнего кармана блузки.

– Итак, я запросила данные обо всех преступлениях, которые отвечают вашим пяти критериям, – заговорила она, решив устно доложить о результатах, ибо рассчитывала беседой или спором «симулировать хоть какие-то идеи. – Потом запросила данные о преступлениях, отвечающих трем и более критериям. Я искала случаи, когда преступления совершались (1) вне дома, (2) преступник использовал нож, (3) жертвой была молодая блондинка, (4) свидетелями становились дети и (5) преступник исчезал на велосипеде.

Если честно, то я не ждала особых результатов. Однако получила четыре изнасилования и два жестоких сексуальных нападения, в которых есть все пять составляющих. Во всех шести случаях место преступления находится к северу от Темзы. Первое нападение было совершено два с половиной года назад в Стоук-Ньюингтоне. Женщина загорала в своем саду, рядом спал ребенок. Преступник, одетый как велосипедист, перелез через забор, но, к счастью, женщина закричала и ее услыхала соседка, поэтому преступнику пришлось бежать.

Второе нападение имело место в Кэмдене через десять недель. Женщина с трехлетним сынишкой шла по тропинке вдоль реки, когда сзади ей приставили к горлу нож. Преступник сам сказал, что собирается ее изнасиловать, но ему помешала группа неожиданно появившихся студентов, так что он перепрыгнул через стену и убежал.

Третье нападение было совершено через пятнадцать недель в Бренте, на верхнем этаже многоэтажного гаража. На сей раз жертвой стала женщина, приехавшая за покупками. Она усаживала ребенка в машину, когда он подошел сзади, бросил ее на сиденье и изнасиловал, грозя ножом. В полицейских отчетах сказано, что на нем как будто был шлем.

Потом перерыв примерно в полгода. Преступник объявился немного западнее, в Кенсал-Райз. Женщина со своим малышом шла на кладбище.

Профессиональная маска сползла с лица Джоанн, когда она подняла глаза на Стива.

– Это совсем не смешно, – с вызовом продолжала она. – Старые викторианские кладбища очень красивы, особенно если за ними хорошо ухаживают.

Стив покачал головой.

– Разве я что-нибудь сказал, Джоанн? Мой приятель Кит утверждает, что чаще всего вдохновение снисходит на него на кладбище Хайгейт. Он, естественно, не полицейский…

– Как бы там ни было, женщина шла с ребенком на кладбище, когда на нее налетел мужчина, одетый как велосипедист и в шлеме. В руке у него был нож, как ей показалось, дорогой кухонный нож из цельного куска металла. Она отбивалась изо всех сил, за что получила семнадцать ножевых ран. Потом он укатил на горном велосипеде. От нее получено самое полное описание преступника, которое у нас есть.

– Что мы имеем? Рост – пять футов десять дюймов или шесть футов, худой, темноволосый, белая кожа, – устало прочитал Стив. – Ну, под это описание подходит половина всех здешних подозреваемых.

– Не половина, шеф. Я проверила. Не более десяти процентов из них способны воспользоваться велосипедом.

Стив поморщился, глядя на сигару.

– Наверно, ты права. Но самое главное то, что это описание не годится для Фрэнсиса Блейка. Он мал ростом, и его вряд ли назовешь худым. В плечах он довольно широк. Ладно, что еще?

– Пятой жертвой стала уборщица в школе. Это уже Крауч-Энд. Полтора года назад она оставалась в пятницу вечером одна в школе, и он поджидал ее. Едва она заперла дверь, как он приставил нож ей к горлу и потащил ее в кусты на краю дороги, где и изнасиловал. Детей при ней не было, но я оставила этот случай, потому что преступление было совершено на игровой площадке младшей школы и нападавший был на велосипеде. Как вы думаете?

– Оставим пока. А последний?

– Последний случай особенно интересный. Нападение было совершено за пять недель до убийства Сьюзан Бланчард в Хэтфилде. Кстати, в парке. Няня гуляла с маленьким мальчиком. Ее ударили так, что она потеряла сознание, а когда очнулась, то уже была в кустах и он насиловал ее. Опять приставленный к горлу нож. Он сказал, что зарежет ее, как свинью, если она только посмеет пикнуть.

– Черт подери! – не выдержал Стив. – Почему мы не знали об этом, когда расследовали убийство Сьюзан Бланчард?

Джоанн поджала губы.

– Потому что Хертфордшир не дал нам сведений.

– Какого черта? Почему? Мы же не держали в тайне дело Бланчард! О нем кричали все газеты. Им не приходило в голову, что это мог быть тот же преступник?

– Очевидно, нет. Причина в том, что они вели собственное расследование. У них уже сидел один насильник, и они считали, что это преступление он совершил напоследок перед самым арестом. Во всяком случае, так мне сообщил с очаровательной улыбкой тамошний полицейский, – игриво заключила Джоанн. – К тому времени, как убили Сьюзан, он уже получил свои семь лет за три изнасилования, и им в голову не пришло сообщить нам, ведь это не мог быть он, правильно?

Сарказму Джоанн не было предела.

– Здорово! – Стив бросил сигару в пепельницу и вздохнул. – Их насильник признался?

– Очевидно. Однако все его жертвы были брюнетками, и во всех случаях он предпочитал темные переулки и поздний вечер. В Хертфордшире ему поверили, а я не верю.

– И я не верю. Хотя тогда, думаю, у них не было причин ему не верить, тем более он снимал с них нераскрытое преступление. Не им одним хочется легкой жизни.

Джоанн рассердилась.

– Прошу прощения, сэр, но Блейк – это не легкая жизнь. Он подходил по всем статьям.

– Не будем ворошить прошлое, Джо. Мне гораздо интереснее будущее, чем прошлое. – Стив встал и принялся беспокойно мерить шагами кабинет. – Все шесть преступлений остались нераскрытыми?

– Если не считать хертфордширского изнасилования, да. Почти никаких улик. Он даже презервативом пользовался. Да и форма. В деле Кенсал-Райз есть анализ волос с паховой области, есть даже анализ на ДНК, но сравнить-то не с чем. – Джоанн закрыла папку и положила ее на остальные. – Ни одного подозреваемого. С чего начнем, шеф?

– Понятия не имею. Зато я знаю женщину, которая нам поможет.

Стив остановился возле окна, невидящим взглядом уставившись на унылый городской пейзаж.

– Доктор Кэмерон? – спросила Джоанн.

Стив кивнул.

– Я думала, она отказалась с нами работать.

– Отказалась. В самом деле, отказалась. – Хитро улыбаясь, он повернулся к Джоанн. – Подай-ка мне подхалимские сапоги.

– Вам еще понадобится пуленепробиваемый жилет, – сказала Джоанн, вспомнив ледяной взгляд Фионы Кэмерон.

– Это уж точно, Джо. Не сомневайся.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная