Учебные материалы


ЭЛЕКТРОННОЙ КОММЕРЦИИ 3 страница



Карта сайта forowarez.tv

См., например: Барабыкин П.В. Указ. соч. С. 55 - 56.

Наконец, существуют ситуации, когда владелец веб-сайта обладает собственным сервером, который размещается в дата-центре провайдера, обеспечивающего его постоянное подключение к сети Интернет и техническое обслуживание. Такой вид хостинга получил название co-location. В отличие от ранее перечисленных видов хостинга пользователь приобретает не определенное количество дискового пространства на сервере хостинг-провайдера, а, условно говоря, определенное географическое место. Это место может характеризоваться особым географическим положением провайдера, включенностью в оптимальную для пользователя телекоммуникационную инфраструктуру, близостью к главному офису клиента и т.д. .

--------------------------------

Подробнее о видах и особенностях договора хостинга см.: Савельев А.И. Гражданско-правовое регулирование договоров между клиентом и интернет-провайдером в сети Интернет.

Достаточно долго в отечественном законодательстве отсутствовала дефиниция хостинга. Однако тем же Федеральным законом, который ввел реестр "вредных" сайтов, было введено и понятие провайдера хостинга, из которого можно вывести определение хостинга . Так, провайдером хостинга является лицо, оказывающее услуги по предоставлению вычислительной мощности для размещения информации в информационной системе, постоянно подключенной к сети Интернет. Отсюда следует, что под хостингом понимаются услуги по предоставлению вычислительной мощности для размещения информации в информационной системе, постоянно подключенной к сети Интернет .

--------------------------------

Закон о внесении изменений в Закон о защите детей от информации.

Данное определение вряд ли можно признать удачным, поскольку ключевой термин "вычислительные мощности", на котором оно зиждется, является весьма неопределенным.

Несмотря на появление в законодательстве дефиниции хостинга, до сих пор отсутствует однозначное понимание относительно возможности отнесения его к услугам связи и телематическим услугам связи в частности. В то же время данный вопрос является весьма актуальным, поскольку от этого зависит необходимость получения лицензий.

С одной стороны, законодательство в сфере связи не упоминает понятия "хостинг", в том числе и в актах, посвященных лицензированию услуг связи. Не упоминается хостинг и в Руководящем документе отрасли "Телематические службы" , в котором приведены примеры телематических служб (факсимильные службы, службы электронных сообщений, службы голосовых сообщений, службы аудио-, видеоконференции, а также службы доступа к информации, хранящейся в электронном виде).

--------------------------------

Руководящий документ отрасли "Телематические службы", утв. Приказом Министерства РФ по связи и информатизации от 23 июля 2001 г. N 175.

С другой стороны, существующие нормы законодательства о связи сформулированы достаточно широко и неопределенно, что создает простор для их применения в отношении услуг хостинга. Так, в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 18 февраля 2005 г. N 87 предоставление пользователю возможности приема и передачи телематических электронных сообщений охватывается понятием телематической услуги связи. При этом само определение телематической услуги связи отсутствует как в данном Постановлении, так и в Правилах оказания телематических услуг связи , что не способствует сколько-нибудь однозначному пониманию данного термина. А поскольку услуги хостинга предполагают прием и передачу телематических электронных сообщений с использованием определенных протоколов (HTTP, SMTP, POP3 и др.) (например, в ходе организации обратной связи с пользователем веб-сайта, при функционировании различного рода форумов), то получается, что услуги хостинга подпадают под понятие телематических услуг связи и получение лицензии на их оказание становится весьма целесообразным.

--------------------------------

Загрузка...

Постановление Правительства РФ от 18 февраля 2005 г. N 87 "Об утверждении Перечня наименований услуг связи, вносимых в лицензии, и перечней лицензионных условий".

Постановление Правительства РФ от 10 сентября 2007 г. N 575 "Об утверждении Правил оказания телематических услуг связи".

В соответствии с Правилами оказания телематических услуг связи под телематическим электронным сообщением понимается одно или несколько сообщений электросвязи, содержащих информацию, структурированную в соответствии с протоколом обмена, поддерживаемым взаимодействующими информационной системой и абонентским терминалом (п. 2).

Услуги хостинга вполне могут подпасть также и под определение услуги связи, содержащееся в ст. 2 Федерального закона от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ "О связи", под которой понимается деятельность по приему, обработке, хранению, передаче, доставке сообщений электросвязи или почтовых отправлений. Ведь, как отмечалось ранее, функционирование веб-сайта, размещенного на сервере провайдера хостинга, предполагает обмен сообщениями с пользователями, т.е. их прием, обработку и передачу, иногда и хранение. Из отнесения хостинга к категории услуг связи следует, в частности, тот вывод, что договор хостинга является публичным в силу ст. 426 ГК РФ . Хотя и нельзя признать это разумным решением, поскольку требование об обеспечении равенства условий оказания услуг хостинга в отношении всех потребителей (п. 2 ст. 426 ГК РФ) противоречит существу хостинга, так как эти условия в значительной степени зависят от характеристик веб-сайта и целей его использования.

--------------------------------

См. подробнее: Савельев А.И. Применение судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о публичных договорах // Вестник гражданского права. 2009. N 4.

Предмет договора хостинга конкретизируется путем указания на объем дискового пространства, предоставляемого под веб-сайт пользователя; платформу, на базе которой будет размещен сайт, именуемую иногда в специальной литературе "хостинговая среда" ; предоставляемые дополнительные сервисы (например, ведение статистики посещаемости сайта, поддержка защищенных соединений и пр.).

--------------------------------

См.: Гуров В.В. Корпоративный веб-хостинг // Сети и системы связи. N 3 (165). 2008. С. 28.

Особое внимание следует уделить вопросам качества оказываемой услуги (нередко именуемой в англоязычной литературе как performance standards). Качество услуги хостинга нередко характеризуется следующими параметрами: пропускная способность канала (bandwidth); время реакции на запрос к серверу (response time); время доступности серверов провайдера (website availability) .

--------------------------------

Klosek J. Op. cit. P. 17.

Одним из существенных показателей, характеризующих качество услуги хостинга, является пропускная способность линии связи, используемой провайдером хостинга, характеризующая объем данных, который может быть передан за единицу времени . От нее напрямую зависит количество пользователей, которые могут одновременно использовать веб-сайт с определенным уровнем комфорта. Данный параметр должен особо приниматься во внимание применительно к размещению "тяжелых" сайтов, изобилующих графикой, скриптами и иными объектами, требующими больших объемов трафика.

--------------------------------

Graham Smith. Op. cit. P. 765.

Немалое значение имеет время реакции на запрос к серверу, под которым понимается период времени между получением сервером запроса от пользователя на просмотр веб-страницы и отправкой сервером данных, содержащих запрашиваемую страницу на компьютер пользователя. Указанный параметр влияет в конечном счете на скорость загрузки страницы сайта, который является исключительно важным показателем для хостинга, поскольку при длительной загрузке страниц сайта у пользователей может пропасть желание заходить туда и популярность сайта резко снизится. Значительная часть пользователей Интернета покидает сайт в случае, если его загрузка длится более 15 - 20 секунд . Как отмечается, средним показателем времени реакции сервера является 85 миллисекунд .

--------------------------------

Калятин В.О. Право в сфере Интернета. С. 98; см.: Online Contract Formation / Ed. by Stephan Kinsella and Andrew Simpson. Oceana Publications. N.Y., 2004. P. 355.

Roditti E. Computer Contracts: Vol. I. Mathew Bender. 2006. P. 1951.

Еще одним важным параметром качества услуги хостинга является время доступности серверов провайдера хостинга пользователям Интернета. Так, если взять за основу исчисления один месяц, то в нем содержится 720 часов. Если интернет-провайдер гарантирует доступность сайтов пользователей 99,9% указанного периода, то это означает, что сайт будет доступен 712 часов из 720, если же интернет-провайдер гарантирует лишь 95%, то это будет составлять 684 часа. Как отмечается в зарубежной литературе, в скором будущем стандартом в указанной сфере будет обеспечение доступности сайтов на уровне 99,999% . Так или иначе время доступности сайта должно быть определено в договоре хостинга либо в процентном соотношении, либо в виде общего количества часов, в течение которого сайт может находиться в офлайн-режиме. При этом необходимо предусмотреть механизм контроля над соблюдением данного параметра, в частности путем предоставления отчетов провайдером хостинга, в том числе сгенерированных техническими средствами.

--------------------------------

Roditti E. Op. cit. P. 1828.

Наконец, целесообразно отразить в договоре хостинга положения, касающиеся судьбы веб-сайта в случае расторжения договора. Применительно к крупным веб-сайтам имеет смысл прописать процедуру миграции сайта к другому провайдеру. Во избежание использования веб-сайта в качестве "заложника" со стороны провайдера хостинга можно прописать обязанность провайдера предоставлять полную копию веб-сайта клиенту с определенной периодичностью (например, раз в месяц). Это позволит обойтись минимальными потерями данных в случае экстренной необходимости перехода к другому провайдеру.

§ 4. Вопросы ответственности провайдера хостинга

за контент веб-сайта

Одним из наиболее актуальных вопросов, возникающих в связи с размещением веб-сайта на хостинговой площадке, является вопрос пределов ответственности провайдера хостинга за контент, размещенный на данном сайте иными лицами (владельцем веб-сайта или его посетителями).

Специфика деятельности провайдера хостинга состоит в том, что, с одной стороны, услуга носит технический характер и провайдер обычно не обладает знанием о том, кто какой контент загружает на веб-сайт . Но, с другой стороны, провайдер хостинга создает технические условия для размещения такой информации , имеет техническую возможность блокирования доступа к ней, его личность и местонахождение можно установить без особых проблем. К тому же хостинг-провайдер как субъект предпринимательской деятельности обладает активами, на которые можно обратить взыскание. Это во многом объясняет желание правообладателей и иных лиц, чьи права были нарушены, направить свой гнев именно в отношении их, а не неких трудно идентифицируемых пользователей или владельцев сайта, которых надо сначала отыскать, а потом умудриться с них что-либо успешно взыскать.

--------------------------------

Reed C., Angel J. Op. cit. P. 240.

Как известно из курса логики, причина причины есть причина следствия.

Очевидно, что возложение на интернет-провайдеров полной ответственности за действия третьих лиц пагубно скажется на развитии электронной коммерции и всей сети Интернет в целом: повышение цен на услуги провайдеров за счет включения в них соответствующих рисков, повышенный консерватизм провайдеров по вопросам введения новых типов услуг и бизнес-моделей. К тому же такой подход повлечет введение цензуры с их стороны на размещаемый контент . С другой стороны, технические реалии функционирования сети Интернет не позволяют игнорировать их роль в качестве "хранителей врат" (gatekeepers) Интернета и обусловленный им потенциал, который может быть использован для защиты прав потерпевших в сети Интернет. К тому же выбор любого из крайних вариантов решения проблемы (полный иммунитет или полная ответственность интернет-провайдеров) повлечет шквал злоупотреблений со стороны тех участников отношений, в пользу которых будет принято такое решение. Хостинг-провайдеры, пользуясь своим иммунитетом, превратятся в рассадники пиратства или, наоборот, правообладатели будут использовать провайдеров в качестве средства для извлечения прибыли. Необходимо сбалансированное решение данного вопроса, поиском которого занимались суды и законодатели разных стран в течение длительного времени. К сожалению, в рамках данной работы не представляется возможным подробно рассмотреть данную проблематику в компаративном аспекте , однако все же необходимо в общем виде остановиться на наиболее важных моментах, учитывая, что в условиях трансграничной природы сети Интернет провайдерам хостинга приходится иметь дело с зарубежным законодательством.

--------------------------------

Savin A. Op. cit. P. 104.

Одним из наиболее полных компаративных исследований по данной тематике является: Edwards L. Role and Responsibility of the Internet Intermediaries in the Field of Copyright and Related Rights. 2011. Текст доступен на сайте ВОИС: http://www.wipo.int/export/sites/www/copyright/en/doc/role_and_responsibility_of_the_internetintermediaries_fi-nal.pdf. На русском языке достаточно подробно данные вопросы освещаются в работе: Войниканис Е. Указ. соч. С. 288 - 352.

Одной из первых стран, в которых появились соответствующие положения, стали США, где был принят ряд законов, устанавливающих условия освобождения интернет-провайдеров от ответственности. При этом в качестве отправной точки при разработке соответствующих положений законодательства выступила I поправка к Конституции США, гарантирующая свободу слова, что предопределило их соответствующую идеологию.

Одним из таких законов является Закон о благопристойности информации 1996 г., который содержит ст. 230 (c), именуемую положениями о "Добром самаритянине". Суть данных положений сводится к тому, что ни провайдер, ни пользователь интерактивной компьютерной услуги не будут рассматриваться в качестве публикатора или автора информации, полученной от другого лица. При этом факт принятия провайдером мер по фильтрации, модерированию или ограничению доступа к контенту, который провайдер или пользователь считает противоправным, не дает дополнительных оснований для возникновения ответственности за размещение такого контента.

Данное положение особенно часто применяется в отношении диффамационных споров, хотя применимо оно также и к размещению информации, нарушающей тайну частной жизни, недостоверной информации о товаре, рекламе проституции и т.д. . Так, в деле Zeran v. AOL ответчик был признан невиновным за размещение материала, который порочил честь и достоинство истца. При этом иммунитет, предоставляемый данной статьей, распространяется на провайдера даже в том случае, когда он принимает активную роль в обеспечении доступности такой информации. Указанная норма применяется и в случае приведения на сайте сведений, полученных из иных источников, в том числе с других веб-сайтов, а также в случае создания контента коллективными усилиями пользователей, как это имеет место в случае с Wikipedia .

--------------------------------

Edwards L. Op. cit. P. 11.

129 F.3d 327 ( Cir. 1997).

См. подробнее: Reed C., Angel J. Op. cit. P. 261 - 263.

Другим законом, регламентирующим ответственность интернет-провайдеров, правда, только за контент, нарушающий авторские права, является Закон США 1998 г. "Об авторском праве в цифровую эпоху" (Digital Millennium Copyright Act), содержащий положения, именуемые на практике safe harbor (англ. - зона безопасности). Суть данных положений сводится к установлению специальных оснований освобождения их от ответственности за нарушение авторских прав. Применительно к провайдерам хостинга они предполагают выполнение следующих основных условий : 1) отсутствие финансовой выгоды, непосредственно получаемой вследствие допущенных нарушений; 2) отсутствие сведений о размещении контента, нарушающего авторские права третьих лиц, а равно о фактах и обстоятельствах, очевидно свидетельствующих о таких нарушениях ; 3) оперативное удаление такого контента по получении уведомления от правообладателя или его агента (так называемая процедура notice-and-take-down ). В числе дополнительных условий Закон указывает: 1) наличие политики защиты авторских прав, предусматривающей расторжение договора (удаление аккаунта) пользователей, неоднократно нарушающих авторские права; 2) назначение специального контактного лица, специализирующегося на взаимодействии с правообладателями; 3) непрепятствие и содействие в применении правообладателями технических средств защиты произведений.

--------------------------------

§ 512 (c).

При этом речь идет именно о знании о контрафактном характере размещенных конкретных объектов. См.: Viacom Int'l Inc. v. YouTube, Inc., F. Supp. 2d, 2010 (S.D.N.Y. 2010).

Bellia, Schiff and Post's Cyberlaw: Problems of Policy and Jurisprudence in the Information Age. West Group Publishing. 2004. P. 523.

В общем виде действие процедуры notice-and-take-down на практике можно проиллюстрировать в виде следующего алгоритма.

1. A размещает песню, правообладателем которой является B на сайте, хостируемом провайдером C.

2. B обнаруживает данный факт и отправляет уведомление C, в котором указывает: свои контактные данные; наименование произведения, права на которое нарушены; URL, по которому оно размещено; заявление о том, что B добросовестно полагает, что A не имеет разрешения от него или его агентов на размещение данной песни; заявление о достоверности приведенной в уведомлении информации.

3. C на основании полученного заявления удаляет песню с сайта и направляет об этом уведомление A.

4. A имеет право направить контруведомление, указав свои контактные данные; наименование удаленной песни; заявление под страхом ответственности за дачу ложных сведений о том, что песня была удалена неправомерно; согласие на юрисдикцию американского суда на случай последующей передачи дела в суд.

5. C, получив контруведомление, уведомляет B и ждет 10 - 14 рабочих дней.

6. Если B не подает иск в течение вышеуказанного срока, C восстанавливает песню.

Несмотря на всю сложность указанной процедуры, она доказала свою жизнеспособность на практике и в целом достаточно неплохо отражает баланс интересов провайдера, правообладателя и пользователя. Она особенно эффективна против анонимных правонарушителей, которые не будут спорить с правообладателем по поводу удаления из Сети размещенного ими материала. К тому же данный механизм не возлагает существенных организационных или финансовых обременений на провайдера.

Во многом схожие положения были реализованы в Европейском союзе. В соответствии с Директивой ЕС об электронной коммерции 2000 г. провайдер не несет ответственность за информацию, размещенную при предоставлении услуг хостинга, если он не был осведомлен об ее противоправном характере, а также о фактах или об обстоятельствах, из которых такой противоправный характер очевиден , и после получения соответствующих сведений оперативно удалил противоправную информацию или прекратил доступ к ней (ст. 14).

--------------------------------

Положения Директивы были имплементированы в национальное законодательство стран - участниц ЕС. В частности, в Германии - в Закон об электронной коммерции 2001 г. (Electronische Geschaeftsverkehr-Gesetz); во Франции - в Закон о доверии в цифровой экономике 2004 г. (Loi pour la confiance dans ); в Англии - в Закон об электронной коммерции 2002 г. (Electronic Commerce Regulations).

Данная оговорка может быть актуальной, в частности, применительно к популярным пиратским файлообменным сайтам. См.: Savin A. Op. cit. P. 116.

Указанное освобождение от ответственности носит общий характер и распространяется на все возможные ее основания: нарушение исключительных прав, диффамационные сведения, неблагопристойную информацию и т.д. Следует особо подчеркнуть, что тот факт, что хостинг-провайдер не подпадает под рассматриваемое специальное защитное положение, не предрешает автоматически вопрос о его виновности. Это просто означает, что она будет определяться в общем порядке, в соответствии с правилами, применимыми к ответственности за распространение того или иного вида информации (нормами о диффамации, об ответственности за нарушение исключительных прав и т.п.), в рамках применения которых провайдер хостинга может быть также освобожден от ответственности.

При этом в Директиве особо подчеркивается недопустимость установления в национальном законодательстве государств - членов ЕС общей обязанности провайдеров осуществлять мониторинг передаваемой (размещаемой) информации, а равно обязанности искать факты или обстоятельства, свидетельствующие о незаконной деятельности (ст. 15). Указанная норма позволяет интернет-провайдерам оставаться пассивными до момента получения соответствующего уведомления от правообладателя. С другой стороны, оно не препятствует установлению в национальном законодательстве обязанности провайдера по информированию компетентных органов о выявленных фактах незаконной деятельности пользователей, а также по предоставлению таким органам идентифицирующей пользователей информации по их запросу.

Данное положение было предметом толкования Европейского суда, признавшего не соответствующим европейскому праву требования в отношении интернет-провайдера доступа по внедрению им системы фильтрации проходящих через его серверы электронных коммуникаций (в том числе связанных с пиринговыми сетями), которая применяется ко всем его абонентам и устанавливается за его собственный счет на неограниченный период времени. Как следствие, предписание Бельгийского суда об обязании интернет-провайдера прекратить нарушения исключительных прав путем принятия мер, делающих невозможным для пользователей получение или рассылку музыкальных произведений, защиту которых осуществляет истец, было признано недопустимым . Несколько позже схожая позиция была высказана Европейским судом еще раз, уже в отношении провайдеров хостинга .

--------------------------------

Scarlet Extended SA v. belge des auteurs, compositeurs et SCRL (SABAM), ECJ Case C-70/10, 24 November 2011.

Belgische Vereniging van Auteurs, Componisten en Uitgevers CVBA (SABAM). v. Netlog NV. ECJ Case C-360/10, 16 February 2012.

Подобная позиция обусловлена в основном тем, что возложение обязанности по мониторингу контента в совокупности с таким условием исключения ответственности, как отсутствие знания о незаконности контента, фактически приведет к неизбежности блокировки провайдером незаконного, по его мнению, контента. Это повлечет ряд неблагоприятных последствий. Внедрение специальных систем мониторинга требует значительных затрат, которые в итоге будут переложены на самих пользователей, негативно сказываясь на доступности Интернета. К тому же такой мониторинг будет означать не что иное, как цензуру, которая будет к тому же весьма избыточной по причине стремления провайдеров к перестраховке. С технической точки зрения существует также риск избыточного блокирования, которое может повлечь нарушение законных прав владельцев иных сайтов, размещенных под тем же IP-адресом, что и заблокированный (виртуальный хостинг). Таким образом, возложение на интернет-провайдеров обязанности мониторинга контента повлечет больше вреда, нежели принесет пользы.

Прогрессивные нормы об ограничении ответственности информационных посредников (интернет-провайдеров) за материалы, размещенные третьими лицами, не являются исключительно достоянием законодательства США и европейских стран. Во многих азиатских странах (например, Япония , Сингапур ) содержатся схожие нормы. Даже в Китае вопреки распространенному в российской доктрине ошибочному мнению о полной ответственности провайдеров за действия пользователей реализован принцип возложения на провайдера ответственности лишь при наличии у него сведений о противоправном характере размещенного контента. Провайдер хостинга обязан удалить нарушающий авторские права материал после того, как ему стало известно о нем, или после получения уведомления от правообладателя с приложением доказательств. Он также обязан предоставить правообладателю имеющуюся информацию о пользователе, в противном случае на него самого будет возложена ответственность за нарушение авторских прав .

--------------------------------

Закон Японии 2001 г. N 137 об ограничениях ответственности провайдеров телекоммуникационных услуг за убытки и о праве требовать раскрытия информации об отправителе. Неофициальный английский перевод: www.isc.merji.ac.jp/~sumwel_h/doc/codeJ/provider-e.htm.

Graham Smith. Op. cit. P. 639 - 641.

См., например: Рассолов И.М. Указ. соч., § 3 гл. 3; Примакова О.М. Нарушение авторского права в сети Интернет // Правовые вопросы связи. 2011. N 1; Наумов В.Б. Право и Интернет: Очерки теории и практики. С. 19.

См.: разъяснения Верховного суда КНР по вопросам применения закона в спорах, связанных с нарушением авторских прав в сети Интернет, от 22 ноября 2000 г.; Регуляции о защите права на коммуникации посредством информационных сетей 2006 г. Цит. по: Graham Smith. Op. cit. P. 556 - 557.

В России вопрос о пределах ответственности интернет-провайдеров является не менее актуальным . Подобно тому как это имеет место в США, в России к разным типам информации применяются нормы разных законов.

--------------------------------

См.: п. 2.5 разд. VII Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.

Общие положения об ответственности информационных посредников в сети Интернет содержатся в Законе об информации, положения которого исключают гражданско-правовую ответственность лиц, оказывающих услуги по хранению информации и обеспечению доступа к ней, за распространение определенной информации, которое ограничено или запрещено законом, при условии, что это лицо не могло знать о незаконности распространения такой информации (п. 3 ст. 17). Данные положения потенциально применимы к различным лицам: как к хостинг-провайдеру, так и к владельцу интернет-сайта, на котором была размещена соответствующая информация ; потенциально применимы к любым основаниям возникновения ответственности за распространение противоправного контента (например, к ответственности за диффамацию), за исключением одного - они не распространяются на отношения, связанные с нарушением интеллектуальных прав (п. 2 ст. 1).

--------------------------------

См., например: Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 27 февраля 2012 г. по делу N А19-13532/2011 (в данном деле владелец интернет-сайта был освобожден от ответственности за распространение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца, по причине того, что он не мог знать о противоправном характере такой информации).

Судебная практика по вопросу ответственности провайдеров хостинга за размещение на веб-сайте материалов, нарушающих интеллектуальные права третьих лиц, находится в стадии формирования. Одним из основных прецедентов по данной тематике является решение ВАС РФ по делу "Мастерхост" . В нем суд сформулировал правовую позицию, в большинстве своем основанную на европейском опыте, в соответствии с которой провайдер не несет ответственности за передаваемую информацию, если он не инициирует ее передачу, не выбирает получателя информации и не влияет на целостность передаваемой информации. Как видно, в данном деле суд не посчитал нужным дифференцировать основания освобождения от ответственности в зависимости от типа интернет-провайдера, указав в качестве основных критерии, принятые в европейском праве в отношении интернет-провайдеров доступа (а не провайдеров хостинга). По мнению ВАС РФ, в данном случае "Мастерхост" отвечал данным критериям, так как осуществлял исключительно технические функции по размещению оборудования абонента и его техническое обслуживание. При этом он не имел доступа к оборудованию абонента, а в договоре было предусмотрено, что абонент несет полную ответственность за соответствие размещенной на его оборудовании информации действующему законодательству. Таким образом, отсутствовал факт самостоятельного использования провайдером соответствующих произведений. При этом Президиум ВАС РФ сделал оговорку, согласно которой при ведении своей деятельности провайдер должен действовать добросовестно и с надлежащей осмотрительностью, что подразумевает принятие им превентивных мер по пресечению нарушений с использованием предоставленных провайдером услуг. В частности, это может подразумевать надлежащее реагирование (приостановление или прекращение оказания услуг) после получения от третьих лиц обоснованных претензий или достоверных сведений, касающихся нарушения исключительных прав .



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная