Академии СССР является всесоюзным центром этнографической науки
Учебные материалы


Академии Наук СССР является всесоюзным центром этнографической науки



Карта сайтаПереход по ссылке Переход по ссылке Переход по ссылке Переход по ссылке

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...

C. M. Абрамзон


^ БЛИЖАЙШИЕ ЗАДАЧИ ИНСТИТУТА ЭТНОГРАФИИ
АКАДЕМИИ НАУК СССР


Институт этнографии Академии Наук СССР является всесоюзным центром этнографической науки. Еще не так давно, до середины 1937 г. Институт был своеобразным комбинатом, в котором были сосредоточены четыре научных дисциплины — этнография, археология, антропология и фольклористика. Такое положение, при росте советской науки в целом и каждой из представленных в Институте дисциплин в отдельности, не спо­собствовало созданию нормальных условий для научной работы. Это осо­бенно относилось к этнографии, которой за последние годы был нанесен тя­желый урон орудовавшими на фронте этнографической науки врагами народа.
Подрывная вредительская деятельность троцкистско-бухаринских бан­дитов выразилась в попытках ликвидировать этнографию как науку, в де­зориентации этнографов в области теоретических установок, в подмене кон­кретного этнографического исследования схематизмом и голым социологиз­мом, в отвлечении внимания этнографов от актуальных научных проблем и, особенно, от этнографического изучения народов СССР, в ликвидации под­готовки этнографических кадров, в свертывании этнографической работы на местах и наконец, в попытке свертывания этнографических коллекций и исследовательской работы по этнографии в музеях и т. п.
Ликвидация последствий вредительства на этнографическом фронте могла дать успешные результаты при условии концентрации внимания ру­ководства Института именно на этом участке его работы.
В своем постановлении от 5 июля 1937 г. Президум Академии Наук счел необходимым выделить из ведения Института археологию, передав археологические исследования в Институт истории материальной культуры, созданный на базе б. Государственной академии истории материальной культуры; работы по антропологии в основном должны быть сосредото­чены, согласно этому постановлению, в Институте антропологии при I Мос­ковском государственном университете. Однако, наличие в составе музея при Институте этнографии старейших больших отделов — археологического и антропологического, с их богатыми коллекциями, обязывает Институт этнографии обеспечить соответствующие условия для развития этих отде­лов в системе Института. Кроме того, наличие больших собраний костного материала в результате археологических исследований в Институте историй материальной культуры потребовало организации их обработки силами антропологической ячейки, которая создается в Ленинграде на базе Отдела антропологии музея при Институте этнографии. Таким образом, в на­стоящее время в Институте этнографии представлены в качестве ведущих две дисциплины — этнография и фольклористика. Работы по изучению фольклора сосредоточены в Фольклорной комиссии Института, планы ра­бот которой увязываются с Институтами литературы и языка и мышления.
Ближайшие задачи Института этнографии 43
Постановление Совнаркома СССР от 8 мая 1938 г. о работе Акаде­мии Наук СССР самым непосредственным образом относится и к работе
Института этнографии. Планы Института до последнего времени страдали
многотемностью, отдельные темы были случайными, вызванными индиви­дуальными интересами сотрудников (например, тема К. В. Вяткиной
«К истории тотемизма у народов Центральной Азии»), или носили на себе
печать особого интереса к экзотике (например, работа Л. Б. Панек над
монографией о хиналугцах, составляющих население нескольких аулов в
Дагестане). Характерной чертой для Института являлась также раздроблен­ность тематики, ее узость, нереальность ряда поставленных тем и сроков, их
выполнения, незавершенность отдельных работ, тянувшихся годами. Так,
например, ст. научный сотрудник С. В. Иванов уже четвертый год работает
над темой «Рисунок народностей Сибири», являющейся лишь частью моно­графии об изобразительном искусстве народностей Сибири, и собирается ее
закончить лишь в 1939 г.; проф. М. К. Азадовский не раз включал в план
тему «Сказки Тункинской долины», но она так и осталась недоведенной до
конца. Из года в год переносилась в плане тема ст. научного сотрудника
Д. А. Ольдерогге «Классификационная система родства Банту»; не закон­чена она и до сих пор.
К одному из крупнейших недостатков в работе Института этнографии, вплоть до сегодняшнего дня, относится совершение недостаточная борьба, как отдельных научных работников, так и всего коллектива в целом, с фа­шистской фальсификацией, лженаучными и реакционными теориями в об­ласти этнографии и фольклористики, несмотря на наличие прямых атак на советскую науку со стороны ряда представителей враждебных нам течений. Делом чести коллектива Института и всех советских этнографов и фоль­клористов должен стать решительный отпор враждебным и лженаучным «теориям». В этом направлении Институт намечает в качестве самой бли­жайшей задачи подготовку сборника статей, направленных против фашист­ской фальсификации истории происхождения народов Европы и Азии и истории первобытного общества, против наиболее реакционных культурно-исторической и функциональной школ, морфологического и биологического направления в современной этнографии и т. д.
Самым основным пороком плана было то, что в нем почти не было стержневых тем, вокруг которых группировались бы все остальные.
В настоящее время план Института радикально перестроен. Новый план должен явиться в известной мере отправным для планирования ра­боты Института на ближайшие годы.
Основным разделом работы Института на ближайшее время явится
изучение этнографии народов нашей великой родины. Центральной и стерж­невой темой в этом разделе является подготовка и издание четырехтомного
Сборника «Народы СССР», задача которого — дать этнографическое описа­ние всего многонационального состава СССР, показать положение угне­тенных под игом самодержавия народностей в царской России и расцвет их
национальных культур в условиях социализма, на основе ленинско-сталинской национальной политики. К этой работе, помимо коллектива Института,
привлекается ряд специалистов, работающих в других научных учрежде­ниях.
В течение 1938—1939 гг. должны быть подготовлены 3 тома: I — На­роды Среднеазиатских республик и Казахстана, II — Народы Сибири и Дальнего Востока и III — Народы Европейской части СССР (без Кавказа).
44 С. М. Абрамзои
Четвертый том составит описание народов Кавказа. Всего в сборник будет включено свыше 100 статей о нациях, народностях, национальных и этно­графических группах СССР. Как показал опыт, возможны в отдельных случаях задержки с выпуском в свет изданий многотомного типа. Учитывая это обстоятельство, а также большую потребность в изданиях, дающих научное и вместе с тем доступное для широких масс советских читателей» описание национального состава СССР, Институт принял решение публи­ковать статьи об отдельных народах СССР по мере их окончания, в виде самостоятельных выпусков (об'ем каждой статьи в среднем от одного до» трех печ. листов). Кроме того, коллектив Института признал реальной и необходимой задачей подготовку к средине 1939 г. книги по этнографии народов СССР, могущей служить пособием для вузов и справочником по национальному составу СССР. Она должна явиться как бы концентратом, из многотомного сборника.
Параллельно с подготовкой четырехтомника на протяжении ближай­ших лет будут продолжаться начатые в 1937 г. работы по подготовке мо­нографий, посвященных этнографии отдельных народов СССР: таджиков, узбеков, черкесов, обских угров (манси, ханты), нганасан, тавгийцев, эвен­ков, бурятов, нанаев и пр. Особое значение будет иметь подготовка монографии об этнографии русских (в связи с этнографией украинцев и белоруссов). Основным ее содержанием должна явиться подробная ха­рактеристика этнографии великого русского народа. Основная цель моно­графии — показать на конкретном этнографическом материале богатство созданной на протяжении веков материальной и духовной культуры рус­ского народа и историческую общность этой культуры с культурой братских украинского и белорусского народов. Эта монография, автором которой является член-корреспондент Академии Наук СССР проф. Д. К. Зеленин, будет закончена в 1939 году.
Монографические работы должны будут включать в себя не только подробную этнографическую характеристику каждой народности, доведен­ную до Октябрьской социалистической революции (материальное произ­водство, социальный строй, идеология), но и конкретный материал о тех. коренных изменениях в бытовом укладе и в сознании народностей, кото­рые произошли в результате Великой Октябрьской социалистической рево­люции и осуществления сталинских пятилеток. Этот последний раздел а монографиях является наиболее ответственным в связи с тем, что этно­графы могут и обязаны показать на конкретных этнографических материа­лах как «...у нас социализм не просто строится, а уже вошел в быт, в по­вседневный быт народа» (Сталин)1.
Монографические работы имеют также ближайшее отношение к про­блеме создания истории народов СССР, в особенности тех из них, кото­рые были до Октябрьской социалистической революции бесписьменными (ряд народностей Севера, Дальне-Восточного края, Средней Азии и Кав­каза).
Институт этнографии принял участие в разработке проекта списка национальностей для предстоящей Всесоюзной переписи населения 1939 года. Совершенно очевидно, что данные переписи будут представлять для этно­графов огромный интерес, и в последующие годы послужат материалом для ряда научных работ Института.
Важнеишеи составной частью работы по этнографическому изучению народов СССР должны будут явиться этнографические экспедиции и ко-
1 Из речи товарища И. В. Сталина на предвыборном собрании избирателей Ста­линского избирательного округа г. Москвы 11 декабря 1937 г. в Большом театре.
Ближайшие задачи Института этнографии 45
мандировки, которыми в первую очередь должны быть охвачены все неизу­ченные и малоизученные народы СССР.
Собирание этнографических материалов и этнографических коллекций для музеев должно быть организовано по единому плану в общесоюз­ном масштабе, с включением в эту работу всех живых этнографических сил страны, причем должно быть принято во внимание быстрое исчезновение этнографических материалов по старому быту народов СССР.
Одним из серьезных шагов в деле об'единения этнографов, работаю­щих в центре и на местах, концентрации их внимания на наиболее актуаль­ных задачах, стоящих перед советской этнографией, явилось созванное Отделением общественных наук Академии Наук СССР 7—11 июня с. г. в Ленинграде совещание по вопросам этнографии и фольклора народов СССР. На совещание были командированы представители около 30 науч­ных учреждений (без Ленинграда), в том числе Грузинского, Азербайд­жанского» Армянского и Казахстанского филиалов Академии Наук СССР, Академии Наук БССР, научных учреждений Узбекской ССР и т. д.
На совещании было заслушано 42 доклада и 16 информационных сообщений о работе на местах, в том числе доклад директора Института этнографии, акад.
В. В. Струве «Задачи Института этнографии в связи с актуальными проблемами советской этнографии». Совещанием был при­нят ряд весьма важных практических решений., реализация которых будет способствовать под'ему этнографической и фольклорной работы в стране, быстрейшей ликвидации последствий вредительства в этих областях науки.
Совещание подчеркнуло необходимость планирования не только соби­рательской работы, но и работы по. монографическому изучению и описа­нию этнографии народов СССР, что возможно только путем координации работы между центральными и местными научными учреждениями. В этих целях признано необходимым в 1939 г. созвать специальное этнографи­ческое совещание.
Особое внимание необходимо обратить на изучение народного изобра­зительного искусства. Об'ем и темпы этой работы в Институте не могут
никого удовлетворить. Для того, чтобы сделать широко доступными бога­тые, накопленные Институтом за ряд лет материалы, в ближайшее время
намечается подготовить к печати альбом по изобразительному искусству
народов Сибири. Предполагается подготовка к изданию книги «Истори­ческая общность изобразительного искусства русского и украинского на­
родов». Вполне назрел уже вопрос о том, чтобы в Институте этнографии
была создана специальная ячейка для разработки этой стороны творчества
народов СССР.
Институтом ведутся работы по подготовке к печати классических ра­бот и трудов путешественников, содержащих богатейшие материалы по этнографии народов СССР, таких как «История Сибири» Г. Ф. Миллера (I том уже вышел из печати, II том находится в производстве), неопубли­кованное до сего времени «Путешествие по Сибири» Д. Г. Мессершмидта (I том сдается в печать в 1938 г.)
и др.
В разделе этнографического изучения народов зарубежных стран важ­нейшее место в работах Института займет подготовка и издание двухтом­ника по этнографии народов зарубежных стран. Эта книга явится не только учебным пособием для вузов по этнографии народов преимущественно коло­ниальных и зависимых стран, но и первой в советской литературе по­пыткой дать новое освещение накопленному буржуазной наукой факти­ческому материалу по этнографии наиболее отсталых племен и народов, вымирающих под игом империализма и фашизма. В работе над двухтом­ником, который должен быть подготовлен в течение 1938—1939 гг., примет участие весь коллектив сотрудников Института, работающих по

46


С. М. Абрамзон

этнографии внесоюзных стран. Помимо двухтомника, предполагается в дальнейшем подготовка монографий по отдельным племенам и народам за­рубежных стран.
Включение в учебный план Этнографического отделения Ленинград­ского государственного университета общих этнографических курсов по­требует создания ныне отсутствующих советских руководств и пособий для студентов, осуществление чего немыслимо без углубленной исследователь­ской работы, предполагающей критический пересмотр всех этнографических материалов и использование новейших источников. Разработка общих проблем этнографии имеет также чрезвычайно актуальное значение в связи с необходимостью разоблачения лженаучных фашистских «теорий», усиленно пропагандируемых в странах фашизма.
В этом плане прежде всего укажем на подготовляемый Институтом в 1938 г. учебник по истории этнограЛии для вузов (автор — проф. Е. Г. Ка­таров), который будет содержать также характеристику современного со­стояния этнографической науки на Западе, используемой фашизмом для «теоретического» обоснования колониальных захватов и порабощения дру­гих стран и народов.
В дальнейшем должен быть поставлен ряд отдельных исследований по истории первобытного хозяйства и техники, на базе которых возможно будет составление капитальной работы. То же самое относится к истории брака и семьи. Институтом уже собраны значительные материалы по си­стемам родства у различных народов зарубежных стран, народов Сибири и т. д., которые должны быть положены в основу ряда теоретических работ. Отдельные работники Института будут принимать участие в подготовке ис­следований, связанных с историей первобытной идеологии, в частности — исследований, посвященных вопросам шаманства, проблеме тотемизма и т. п. Следующая группа исследований должна быть посвящена проблеме этногенезиса. Изучение этногенезиса народов зарубежных стран имеет в ряде случаев исключительное политическое значение для разоблачения фальсификаторских приемов фашистской лженауки. С другой стороны, участие этнографов в изучении этногенезиса народов СССР крайне важно для воссоздания их далекого прошлого, не имеющего писаной истории.
Помимо оригинальных исследований, Институт намечает организовать издание классиков и работ крупнейших этнографов. На первом плане в ряду этих изданий должно стоять издание сочинений Л. Г. Моргана и, в особенности, публикация богатейшего его наследия — неизданных до сих пор рукописных материалов, полученных Институтом из Рочестерского уни­верситета США. Далеко не все труды Л. Г. Моргана (основная работа ко­торого «Древнее общество» была положена
Ф. Энгельсом в основу его книги «Происхождение семьи, частной собственности и государства») уви­дели свет, а ряд крупнейших изданных работ никогда не появлялся на рус­ском языке. Между тем, вокруг трудов Моргана в среде западно-евро­пейских и американских ученых идет ожесточенная борьба, в которой все наиболее прогрессивные ученые об'единяются под знаменем Моргана. Со­ветская наука должна повести за собой эту прогрессивную часть ученых, а для этого в СССР должны быть изданы критикуемые и замалчиваемые в странах капитала труды Моргана.
В ближайшее время будет подготовлен к печати I том неопубликован­ных рукописей в специальной серии «Архив Моргана». Кроме того, должна быть завершена подготовка к изданию уже законченных переводов работ А. Г. Моргана «Американский бобр и его работа» и «Лига ирокезов», а также подготовлено к печати «Древнее общество».
На очередь должно быть также поставлено издание работ таких рус­ских этнографов, как Л. Я. Штернберг, М. М. Ковалевский, В. Г. Бого-

Ближайшие задачи Института этнографии 47
раз и др. Наибольший интерес из них в настоящий момент представляют неизданные курсы лекций, читанных Л. Я. Штернбергом и В. Г. Богоразом студентам этнографического отделения Ленинградского государ­ственного университета по истории первобытных социальных отношений, этнографии народов Севера и т. п. Институт подготовляет также к печати «Путешествия» знаменитого русского путешественника Н. Н. Миклухо-Маклая, а в последующие годы приступит к изданию работ и других из­вестных путешественников.
Видное место в работах Института занимают фольклористические ис­следования. Стержневой темой Фольклорной комиссии на 1938—1939 гг. является подготовка университетского курса «Русский фольклор». Кроме подробной характеристики фольклора великого русского народа, студенты, научные работники и широкие круги советских читателей найдут в этом курсе и некоторые материалы о фольклоре братских народов СССР. Этот курс по своему значению несомненно выходит за рамки учебного пособия и явится серьезным вкладом в фольклористику. Издание, об'емом в 60 печ. листов, предполагается выпустить двумя томами. В подготовке его участ­вует весь коллектив Фольклорной комиссии, а также ряд привлеченных, крупнейших в СССР, специалистов-фольклористов.
Следующая, наиболее крупная тема, касающаяся области музыкального фольклора, это издание антологии «Песни народов СССР». Она будет представлять собою около 20 выпусков, содержащих музыкальные записи, тексты, и переводы к ним песен свыше 60 наций и народностей СССР. Являясь первой публикацией музыкального песенного творчества народов СССР, в которой найдет свое отражение как дореволюционное творчество, так и новый советский фольклор, это издание будет иметь громадное зна­чение и для науки, и для художественной практики. Издание это осуществ­ляется по поручению и совместно с Всесоюзным Комитетом по делам ис­кусств. В 1938 г. сдаются в производство первые выпуски этой работы.
Назрела большая необходимость в подытожении того творческого по­тока в русском фольклоре, который является выражением победы социа­лизма в СССР. Первой попыткой такого рода явится подготовка Фольклор­ной комиссией сборника образцов русского советского фольклора.
Большое научное и практическое значение имеет предпринятое Инсти­тутом переиздание работ классиков русского фольклора (издание «Онеж­ских былин» Гильфердинга, «Причитаний Северного края» Барсова, песен, собранных Киреевским, сборника Кирши Данилова и др.). Уже выпущен из печати II том «Онежских былин», в производстве находится III том и в ближайшее время будет сдан в печать I том.
В дальнейшем Фольклорная комиссия будет работать (а отчасти ра­ботает уже и сейчас) над подготовкой исследований по истории русской и западно-европейской фольклористики, русской былине, русской _ сказке, революционной песне, рабочему фольклору; над подготовкой монографий по музыкальной этнографии СССР, музыкальным диалектам русской песни. Значительную часть работ Фольклорной комиссии Института составит в будущем подготовка ряда фольклорных corpus'oв «Русская песня», «Со­ветский фольклор (corpus материалов к 25-летию Октябрьской социали­стической революции), «Русская сказка», «Русская частушка» и др.
Следующим разделом работы Фольклорной комиссии явится публика­ция материалов по фольклору народов СССР. Сюда войдет публикация в серии «Фольклор народов СССР» материалов по фольклору манси, алтайских и абаканских тюрков, курдов; сказок — туркменских, шорских, осетинских, грузинских, бурят-монгольских. Намечается также издание не­опубликованных песен и сказок в записях А. А. Шахматова, сказок рус­ского населения Тункинской долины, сказок Пушкинских мест, и т. д.

48


С. М. Абрамзон
Однако при всей ценности публикации ими все же нельзя ограничиться. Ощущается огромная потребность в учебно-справочном пособии, которое в сжатой форме содержало бы всестороннюю характеристику фольклора наций и народностей СССР. Такое пособие, состоящее из небольших ста­тей, посвященных отдельным народностям, явилось бы незаменимым под­спорьем для педагогических вузов и филологических факультетов, где фоль­клор народов СССР читается как отдельный предмет. Задачу подготовки такого пособия должна взять на себя (Фольклорная комиссия, при непосред­ственном участии национальных научных учреждений.
Необходимо отметить, что Фольклорная комиссия подготовляет к из­данию методическое пособие для собирателей фольклора, в котором ощу­щается острая потребность в связи с колоссальным расцветом народного творчества в СССР и большим размахом собирательской работы.
Новым начинанием Фольклорной комиссии будет издание бюллетеня, который должен быть руководящим органом по вопросам изучения фоль­клора в нашей стране, связывающим Фольклорную комиссию с фольклори­стами, работающими на местах. Необходимость этой связи, установления делового контакта и организации ряда совместных, силами всех советских фольклористов, крупных изданий таких, например, как издание текстов великого ашуга народов Кавказа Саят-Нова (с переводом на русский язык), академическое издание былин известной беломорской сказительницы М. С. Крюковой и т. п., была подчеркнута в решениях совещания по во­просам этнографии и фольклора народов СССР.
Большое внимание уделяет Институт изданию периодических сборников «Советская Этнография» и «Советский Фольклор».
Особое место в системе Института занимает музей. Перед музеем стоит ряд ответственнейших задач. Это прежде всего организация учета и хранения уникальных и ценных коллекций музея, окончание инвентариза­ции и проверки старых фондов, научная перерегистрация коллекций, реста­врация их, составление карточных каталогов.
Намечается планомернее пополнение имеющихся коллекций и спе­циальный сбор этнографических коллекций для заполнения «белых пятен»
в музейных собраниях. Основным методом выполнения этой задачи явится
организация поездок в различные районы Союза, а также обмен с загра­ничными музеями.
В 1938 г. должен быть подвергнут коренной реэкспозиции отдел Африки. В дальнейшем предстоит реэкспозиция Вводного отдела (антро­пологии и археологии), Отдела Сибири, под'отдела Китая и др.
Наряду с изданием путеводителей и научных описаний отдельных коа­лиций, предположено ежегодно издавать музейные сборники. Первый та­кой сборник предположено сдать в печать в ближайшее время.
Выполнение этих огромных по об'ему задач мыслимо лишь при усло­вии об'единения всех советских этнографов и фольклористов в единый твор­ческий коллектив, тесной связи Института с местными научно-исследова­тельскими учреждениями я в первую очередь — филиалами и базами Ака­демии Наук, углубленной теоретической работы, пронизанной большевист­ской критикой и самокритикой, большей, чем это имело место до сих пор, органической связи этнографических и фольклорных исследований с зада­чами социалистического строительства.
Во всей своей работе этнографы и фольклористы всегда будут пом­нить замечательные слова вождя народов товарища Сталина, о том, что только та наука является передовой, которая «...не отгораживается от на­рода, не держит себя вдали от народа, а готова служить народу, готова передать народу все завоевания науки...» (Сталин).


edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная